Северный гуманизм и его особенности


При всём своём своеобразии Северное Возрождение также, как и итальянский Ренессанс, было тесно связано с развитием гуманистического мировоззрения, формированием нового представления о человеке, его внутреннем мире и о месте человека в мире.

Гуманистическое движение Северного Возрождения зародилось на столетие позже, чем в Италии, в 30 – е гг. ХV в. Оно опиралось на достижения передовой итальянской культуры, но северный гуманизм не был просто копированием итальянского гуманизма. Уже с первых шагов развития северного гуманизма стала намечаться и его собственная специфика: местные условия и идейные традиции определили особый интерес гуманистов к этико-религиозной проблематике.

Раньше всего первые гуманистические кружки возникли во Франции. При королевском дворе Карла V (1364 – 1380 гг.) сложился кружок знатоков, занимающихся исследованием античной литературы. Для библиотеки короля были сделаны переводы на французский язык сочинений Аристотеля и других античных писателей. В начале ХV в. многие французские писатели широко использовали образы, исторические примеры, латинизмы из античной литературы, их привлекали Цицерон и риторика. Однако к морально-этическим вопросам французские гуманисты большого внимания не проявляли. Нарождающейся гуманистической интеллигенции оказывали покровительство королева Анна Бретонская и король Франциск I (1515 – 1547 гг.). Традиции литературного кружка А. Бретонской получили дальнейшее развитие в деятельности более знаменитого литературного кружка сестры Франциска I М. Наваррской (рис. 50). Маргарите принадлежит большое число стихотворных произведений. В последние годы своей жизни она написала 72 новеллы, вошедшие в сборник «Гептамерон». Среди членов кружка были Ф. Рабле и Лефевр д’ Этапль, который ещё до Мартина Лютера высказывал идеи, близкие к реформационным. Однако широкого распространения реформационные идеи во Франции не получили: на стороне католицизма во Франции стояли ортодоксальное духовенство, парламент, высшие чины церкви и государства.

В Англии интерес к итальянскому гуманизму зародился ещё в ХV в., когда появились первые гуманисты-меценаты: герцог Глостерский и граф Вустерский. Английские гуманисты использовали свою филологическую учёность в основном для изучения религии и морали. Английский гуманист Джон Колет был сторонником гуманистической системы воспитания, высказывался против телесных наказаний в школе. Благодаря Дж. Колету в Англии возникли светские, так называемые грамматические школы.

Но самым известным среди английских гуманистов был Томас Мор (1478 – 1535 гг.) – канцлер Генриха VIII. В своём романе-трактате «Утопия» Мор от имени вымышленного путешественника Гитлодея рассказывает о счастливой стране на острове Утопия (в переводе с греческого «несуществующее место»), где нет частной собственности и существует полное социальное и политическое равенство (рис. 51). Выступление Мора против проводимой английским государством реформации привело к конфликту между королём и его лорд-канцлером. Судьи приговорили Мора к страшной казни, которую «милостивый» Генрих VIII заменил отсечением головы. Так возникла легенда о Море как о католическом мученике. На самом деле он был сторонником полной веротерпимости. В его Утопии «религии отличаются друг от друга не только на всём острове, но и в каждом городе», а «среди древнейших установлений утопийцев числится и то, что никого нельзя наказывать за его религию» [1, с. 255, 258]. Даже атеисты могут излагать свои взгляды в кругу образованных лиц, им не разрешается только публичная агитация против религии.

Вторая половина ХVI в. стала временем расцвета английского гуманизма. Реформация, проведённая сверху правительством Тюдоров, подорвала систему схоластического образования. Вслед за Оксфордом Кембриджский университет также открыл свои двери новым идеям.

В конце ХV в. началось развитие гуманизма в Германии и Нидерландах. Своими успехами немецкий гуманизм во многом был обязан изобретению книгопечатания И. Гутенбергом в 1445 г. (рис. 52, 53). В это время в Германии действовало уже несколько десятков типографий.

Интересы ранних немецких гуманистов были весьма разносторонними. Они переводили с греческого на латынь античных философов, писателей, географов, писали сатирические произведения, занимались математикой и астрономией.

Ярким представителем раннего немецкого гуманизма был Николай Кузанский. С его именем связаны важные натурфилософские идеи о движении Земли, которые были оценены позже, в век Коперника. Суть своих пантеистических взглядов Н. Кузанский выразил в формуле: «Бог во всём и всё в Боге».

«Двумя очами Германии» гуманисты называли уроженца Нидерландов Эразма из Роттердама и Иоганна Рейхлина. Э. Роттердамский (файл 23) (1469 – 1536 гг.) был незаконнорождённым сыном священника. Как и Н. Кузанский, он учился в знаменитой в Нидерландах Девентерской школы, основанной монахами, называвшими себя «братьями новой жизни». После окончания школы и поступления на службу к одному епископу, Эразм отправился в поездку для совершенствования в богословии в Парижский университет, где он познакомился с местными гуманистами. Важную роль в развитии гуманистических взглядов Эразма сыграла его поездка в Англию, где он прожил в общей сложности несколько лет. В Англии Эразм стал членом кружка английских гуманистов, нашёл близких друзей – Дж. Колета и Т. Мора. Т. Мору Эразм посвятил своё известное произведение «Похвала глупости», в котором глупость является перед собранием дураков и утверждает, что боги и люди обязаны своим счастьем преимущественно ей. «Похвала глупости» прославила Э. Роттердамского. Казнь Т. Мора отозвалась в сердце Эразма тяжёлой скорбью. Через год он скончался в Базеле, где и был похоронен.

Рис. 54. Библия, напечатанная на станке Гутенберга

С именем И. Рейхлина, выдающегося филолога, связана пропаганда занятий латинским, греческим и древнееврейским языками в университетах Германии. Он разработал ещё один вариант гуманистического понимания христианства, опираясь на неоплатонизм, античное пифагорейство и средневековое мистическое еврейское учение – Каббалу. Своими переводами из Ветхого завета он выявил ошибки в библейской части Вульгаты (латинский перевод Библии), способствуя гуманистической критике церковного канона Священного писания. Когда в 1509 г. кёльнские теологи стали добиваться уничтожения еврейских книг, являющихся, по их мнению, враждебными христианству, И. Рейхлин выступил в их защиту. Дело о еврейских книгах разделило все образованные круги Германии на два лагеря – рейхлинистов и «тёмных людей» (обскурантов). Суть спора сводилась к одному: следует ли в изучении христианства придерживаться методов научной критики и исследования первоисточников или же оставаться на почве незыблемости авторитета католической догматики и папских декретов.

«Наставником Германии» считали знатока античных классиков, философа, филолога, историка Филиппа Меланхтона (файл 24). Он был педагогом, теоретиком и организатором школьного и университетского образования. Из круга учеников Меланхтона вышли почти все выдающиеся немецкие учителя и университетские профессора второй половины ХVI в.

Университеты играли большую роль в распространении гуманизма в странах Северного Возрождения. Несмотря на то, что в ряде университетов (например, в Кёльне) сохранялась враждебность по отношению к гуманиcтам, некоторые университеты Германии основывались при участии гуманистов или под их руководством (например, Виттенбергский в 1504 г.). До конца ХVI в. Виттенберг считался одним из самых передовых центров Европы. В. Шекспир не случайно посылает Гамлета учиться в Виттенберг, для того времени это слово значило больше, чем «Сорбонна» или «Оксфорд».

Одним из центров гуманизма во Франции стал Коллеж Монтегю. Но в университетах Франции ещё господствовали старые корпоративные принципы и прочные схоластические традиции, что побудило учёного и филолога Г. Бюде создать в противовес богословской Сорбонне в Париже новое учебное заведение – Коллегию королевских лекторов, впоследствии названную Коллеж де Франс. Это учебное заведение существует до сих пор и является одним из самых престижных во Франции.

Конец ХV в. – это наивысший расцвет северного гуманизма, период теснейшего сближения между гуманистами Северного Возрождения. Наличие постоянной переписки, поездки гуманистов из одной страны в другую вели к укреплению неолатинской поэзии и литературы. Этот процесс расширял кругозор авторов, облегчал знакомство с литературой других народов, создавал условия для выработки национальных литературных языков. Все без исключения произведения Роттердамского написаны на латинском языке; под его пером мёртвый язык становился ярким и живым. Многие произведения этого времени, первоначально появлявшиеся в народном варианте, переводились на латинский язык и получали в латинском варианте широкое распространение по всей Европе, например, «Корабль дураков» С. Бранта.

С началом Реформации единство гуманистического движения утрачивается. Споры вокруг диспута Лютера и Эразма о свободе воли раскололи гуманистов на два лагеря. В Германии это наблюдается уже в 20 – е гг. ХVI в. В 30 – х гг. это становится совершенно очевидным в Нидерландах и во Франции.

На последнем этапе развития северного гуманизма латынь перестаёт быть единственным языком общения гуманистов. Так, в начале ХVI в. в Англии английский язык практически вытеснил латинский и французский, который ранее широко использовался в законодательстве, судопроизводстве, правительственной переписке и литературе. При Елизавете I была установлена единая форма богослужения на английском языке. Литературный язык в значительной мере благодаря деятельности гуманистов окреп и оформился, приобрёл свою грамматику и словари. Латынь ещё остаётся в силе как язык эрудитов, обеспечивающий обмен мыслями через границы государств и народов, но этот язык уже не применяется в живой литературе, поэтому заключительный период развития северного гуманизма можно назвать «эрудитским». Утратив временно обретённую автономию светской культуры (т. е. культуры, свободную от влияния религии), гуманисты склоняются к эрудитским занятиям, работе кабинетных учёных и преподавателей в школах и университетах, подконтрольных властям. Это приводит к сужению и растущей аристократизации их идеалов, к политическому конформизму. В отличие от ранних периодов развития северного гуманизма последний характеризуется тем, что науки приобретают значительную дифференцированность, т. е. один и тот же человек уже не может быть и астрономом, и поэтом, и лингвистом одновременно.

Обогатив развитие культуры, гуманизм как самостоятельное течение постепенно затухает. Старая и новая церкви стремятся идеологически обезвредить гуманизм и поставить на службу своим целям его достижения. Столкновение гуманистического мировоззрения с католической и протестантской реакцией явилось одной из причин раннего кризиса Северного Возрождения. Но прежде чем гуманизм сдал свои позиции, он заложил прочный фундамент новой культуры стран Северного Возрождения.

Итак, в развитии итальянского и северного гуманизма прослеживается много общего. Однако можно назвать и ряд специфических особенностей северного гуманизма.

Во-первых, значительная разница имеется в отношении гуманистов к университетам. В то время как в Италии гуманистические академии процветали вне университетов, в странах Северного Возрождения часто именно университеты становились центрами гуманистической культуры.

Во-вторых, северный гуманизм отличается от итальянского своим религиозным характером. Интерес северных гуманистов к проблемам религии вообще, а к христианству в особенности, во многом объясняется подчинённостью политически раздробленной Германии римско-католической церкви.



severnoj-ameriki.html
severo-kavkazskij-institut-filial.html
severo-vostochnij-sektor-mudrosti-i-znanij.html
severo-zapadnij-institut-upravleniya-filial-ranhigs.html