Сезон 1. Эпизод 17. «Немезида».


Любое совпадение с реально существующими

личностями и событиями является случайным.

Автор не несёт никакой ответственности за ваши ассоциации

- Спасай меня, дружище! Эй! Данил! Стой! Помоги мне! Меня машиной придавило! Не могу вылезти никак!

Данил остановился и посмотрел назад. Его спутник наполовину торчал из под перевёрнутой машины. Бросив беглый взгляд на дорогу позади он понял, что уже поздно.

- Прости, парень. Я уже ничего не успею сделать.

Он развернулся и быстро пошёл прочь.

- Стой! – истошно завопил Борис придавленный автомобилем, - Не бросай меня! Нет, нет, нет! Только не так! Прошу! Хотя бы пристрели меня! Не отдавай им! Эй! Эй!

Данил перешёл с шага на лёгкую рысь, а потом побежал во весь дух. «Будь ты проклят! Будь ты проклят, чёртов сукин сын!» - кричал придавленный парень. Потом эти крики сменились воплями ужаса и отчаяния. Это уже кричал не человек, а смертельно раненное животное, которое лишь в силу инстинкта выживания всё ещё продолжало цепляться за жизнь. Затем этот крик скрылся в возбуждённом визге и хлюпании тварей, некогда бывших людьми. Толпа ходячих мертвецов настигла свою добычу. Данил бежал всё быстрее. В висках стучала кровь, во рту пересохло и на сердце давило поганое чувство. «У меня не было выбора - успокаивал он себя, - Я ничем не мог ему помочь. А пристрелить… я не смог бы. Да и патронов совсем мало осталось. Нужно экономить». Крики и визги за спиной постепенно стихли. Но Данил всё равно продолжал бежать, что было сил. До его цели оставалось не так много. Ещё пара дней, и он будет на месте. «Я должен их найти. Это единственное, что важно». Дыхание совсем сбилось, и Данил замедлил шаг. Обернувшись назад, он увидел лишь бегущую в мрачное серое небо дорогу, окружённую с обеих сторон степями. Было не по-весеннему холодно и кажется, собирался дождь. «Нужно найти укрытие». В голове снова мелькнуло лицо брошенного спутника. «Прости, дружище» - Данил скривился, словно съел что-то мерзкое. «Я должен вернуться к своим. Я не могу их оставить. И ради них я должен жить». Он утешал себя множеством аргументов, но все они не могли уничтожить мрак и отвратительность, которые переполняли его сердце. Начал накрапывать дождик. Данил натянул капюшон, поправил рюкзак за спиной и направился в сторону ближайшей рощицы. «Ещё пара дней, любимая» - думал он. «И вы, парни, держитесь. Я найду вас».

Он шёл вперёд весь день. Погода была промозглой и сырой, но на душе у Данила было почти что радостно. Если бы ещё неуверенность не вгрызалась в мозг с такой силой… Когда стемнело, он выбрал самое ветвистое дерево поблизости и, сев под ним, развёл небольшой костёр. Благо с заправки он забрал всё для этого необходимое. Открыв одну из консервов ножом, он прикрепил банку к палке и стал разогревать её над костром. Внезапно его внимание привлекла человеческая фигура впереди. Она почти сливалась с темнотой, но было видно, что человек бежит. «Ходячие не бегают…», - подумал про себя Данил и, поднявшись на ноги, наставил на силуэт ствол.

- Эй, ты заблудился, дружище? – громко выкрикнул он.

- Не стреляйте! – поняв, что его заметили, выкрикнул в ответ мужчина, - Не стреляйте! – повторил он, подбежав ближе, и остановился тяжело дыша. На вид ему было лет сорок, с аккуратной стрижкой, но весь заросший щетиной и в оборванной одежде, - Я просто… хотел попросить немного еды. И погреться… у костра.

Данил на секунду задумался и, прищурившись, осмотрел щуплого мужчину с ног до головы.

- Ну что ж, присаживайся, - осторожно выговорил он и сел обратно.

- Спасибо, спасибо, - пролепетал тот и торопливо плюхнулся рядом с костром, - А покушать что-нибудь будет? Пожалуйста…

- Да, конечно, - спокойно ответил Данил и, специально повернувшись к нему спиной, сделал вид, что копается в своём рюкзаке. Мужчина резким движением выхватил нож и молча бросился на него. «Должно быть, нет пистолета и решил для начала подобраться поближе», - мелькнуло у Данила в голове. Он легко перекинул тщедушного мужичка через себя. От удара об землю тот выронил нож и, встав на колени, торопливо поднял руки. Он открыл рот, собираясь что-то сказать, его лицо было напуганным. Но ярко блеснувшая пуля, прошив его череп насквозь, отправила эти слова вслед за душой хозяина в преисподнюю.

Данил спокойно засунул пистолет за пояс и, осмотрев тело убитого, не нашёл у него ничего полезного. Пожав плечами, он снова сел к костру, доел свои консервы и, подремав на свой страх и риск полчаса, затушил костёр и двинулся дальше. Весь следующий день он просто шёл, стараясь не останавливаться и избегать нежелательных встреч, и ночью он уже был в черте города. Фонари не работали, и в темноте Оренбург выглядел заброшенно, призрачно и устрашающе. Недалеко от въезда в город, Данил заметил свет костра. Присмотревшись, он увидел там несколько людей с оружием, они вульгарно смеялись и ели настоящий хлеб с колбасой, запивая всё это лимонадом. «Мародёры», - понял Данил и тихо двинулся дальше. По дороге ему попались ещё несколько таких костров, но никто не смог его заметить. В городе царил хаос и Данил смутно мог узнавать в темноте знакомые ему улицы. Недоеденные трупы, разбитые автомобили… При одной мысли, что Кристина была на улице когда всё это началось, Данил чувствовал как леденеет спина и ступни. Несколько раз мимо проходили небольшие группы трупов, некоторые улицы приходилось обходить. Все ходячие шли в сторону центра, и это давало Данилу надежду на свободный выход из города завтра. Он продвигался вперёд очень медленно и тихо и, когда его сердце томно заколотилось при виде знакомого дома, небо из чёрно-синего цвета уже перекрасилось в розово-золотой. Он поднимался по ступеням как во сне и, встав перед дверью Кристины, на мгновение замер. Ему не верилось, что он наконец-то дошёл и, прислонившись к косяку, Данил какое-то время постоял, пытаясь успокоить не на шутку разбушевавшуюся в груди птицу. Что если когда он постучит, ему никто не откроет? Резко выдохнув, Данил три раза сильно ударил по двери. Какое-то время ответа не было, и эти несколько секунд длились для него целую вечность.

Дверь резко отворилась, а в проёме стоял Павел, наставив на Данила пистолет и скорчив грозное лицо. Увидев друга, он тут же изменил цвет, став заметено бледным, а Иван, стоящий рядом с ним, выпучил глаза так, словно увидел призрака.

- Ну, привет, салаги! – сказал хриплым голосом Данил и усмехнулся.

****

Резким толчком Данила выкинуло из небытия обратно в сознание. Он кое-как разлепил уставшие глаза и быстрым движением столкнул с себя противное мёртвое холодное тело. Тут же стало ужасно холодно, Данила колотил озноб и было тяжело дышать. Вокруг стоял густой туман, укрывая окружающий пейзаж чуть прозрачным саваном. Данил медленно сел и застонал от боли – всё тело ломило, ныл каждый сустав и мышца. Он чувствовал себя как полностью выжатый лимон. «Нет времени сидеть, - подхлестнул он сам себя, - Надо спешить». Кое-как поднявшись на ноги, Данил заковылял вниз по склону. Поляна уже была пустой, все трупы ушли ночью в неизвестном направлении. Данил бежал лёгкой рысцой среди белого тумана и внимательно глядел по сторонам. Не хватало ещё помереть из-за неосторожности прямо на подходе к дому! Он добрался до рощи, без каких либо происшествий, и здесь тоже было пусто. Видимо за ночь все мертвецы ушли из этих мест к одной лишь им ведомой цели. Данил бежал среди молчаливых стволов деревьев и чувствовал, как ноги начинают разогреваться, хотя у него по-прежнему сильно першило в горле, а тело колотил озноб. Он добежал до посёлка Баранчинского примерно за час, но туман, которому полагалось бы уже улетучиться, оставался всё таким же непроглядным. С неба тихо и устало закапал дождь. Данилу было ужасно холодно и тревожно, он бежал по знакомой улице и боялся того, что может увидеть. Некоторые заборы вокруг были повалены, а один из домов, который ещё до катастрофы был очень ветхим, валялся в груде обломков. «Они были здесь», - холодея ещё больше, с ужасом подумал Данил. Он рванул вперёд и, повернув за угол, резко остановился как вкопанный. Впереди, еле различимый среди тумана, стоял его дом. Перед которым возвышалась гора мёртвых тел. Ворота были сорваны с петель, забор повален…

****

- Эй, у нас тут гости! – выкрикнул Павел с чердака, заметив на дороге несколько ходячих.

- Мы разберёмся, - сказал Артём и, хлопнув Ивана по плечу, направился к воротам. Выйдя через калитку, двое парней быстро уложили пятерых противников в траву.

- Там ещё идут! Осторожнее, парни! – закричал Павел, и бросился вниз, схватив ружьё. Артём и Иван повернулись в разные стороны и увидели, что с обеих сторон улицы в их сторону прёт целая волна живых трупов. Завидев добычу, мертвецы начали истошно рычать и горланить.

- За ворота! Быстрее! – пытаясь перекричать армию покойников, крикнул Артём. Они с Иваном забежали во двор, и столкнулись с перепуганными Настей и Кристиной.

- Что там такое? – почти в один голос тревожно спросили они.

- Ходячие…, - сквозь зубы процедил Артём. Все собрались вокруг него, пришёл даже отец Владимир, который был слегка болен.

- Данил не вернулся? – с надеждой спросила Кристина. Артём мрачно покачал головой.

- Я думаю, эти уроды просто перегородили ему путь. Он ждёт удобного момента, чтобы вернуться.

- Надеюсь, он не будет ждать слишком долго, - взволнованно и ядовито проговорила Настя.

- Вы что, не знаете Данила? – грустно спросила Кристина, - Он не из тех, кто будет ждать. Он будет прорубаться… Наверное… что-то случилось…

- Эй, - Иван крепко взял её за плечи и заглянул в глаза, - Данил придёт. Он ведь всегда приходит, помнишь? С ним ничего не случиться! Это же… Данил.

Кристина слабо улыбнулась:

- Спасибо…

- Так что нам теперь делать? – сурово спросил отец Владимир.

- Будем защищаться, - твёрдо ответил Артём, - Если дела пойдут совсем плохо, убегаем через задний двор.

Он внезапно замолчал и посмотрел на что-то за спиной стоящего напротив него отца Владимира. Все тут же посмотрели туда же. Через картофельное поле быстро бежала Лена, её волосы были растрепаны, а во взгляде читался страх и отчаяние.

- Они сломали изгороди соседнего дома! – закричала она, - Их целая орда!

- Проклятье! – вырвалось у Артёма, - Нас окружили… Значит так! Кристина, Настя, Лена – вы сидите в доме, с вами пойдёт отец Владимир. Батюшка, возьмите топор.

- Понял, - грустно кивнул тот, - Да поможет нам Бог!

- Павел, Иван. На вас задний двор. Не дайте этим тварям добраться до дома.

- Мы тоже возьмём топоры, - кивнул Павел.

- Я засяду на чердаке и буду отстреливать ублюдков у ворот. Всё! За работу, ребята! С Богом…

Все ринулись каждый на своё место. Во дворе повисла напряжённая атмосфера, даже воздух слегка вибрировал. Артём быстро вскарабкался по ступеням на чердак и, взяв винтовку, выбил прикладом окно. На ворота навалилось уже несколько десятков трупов, тяжёлые ставни надсадно скрипели и стонали. Прицелившись, он снёс голову первому мертвецу. Выстрел! Второй упал. Его тут же затоптали сородичи. На место каждого убитого вставали ещё трое, а патроны медленно кончались.

- Да сколько же вас там, уроды, - сквозь зубы прошипел Артём.

****

Данил медленно вошёл во двор, держа меч наготове. Вокруг было тихо и спокойно. Как на кладбище. Он оглядывался вокруг с волнением и страхом. Вдали, по картофельному полю прогуливалось несколько трупов, их силуэты были еле видны в тумане. Во дворе лежало много тел. «Нужно осмотреть дом, - решил Данил, - Они могут там прятаться… Ну или по крайней мере могли оставить мне весточку перед тем как убежать…».

Дверь была закрыта, и сначала Данил решил постучаться, но передумал. Он медленно и осторожно потянул за ручку… Раздался неприятный скрип, словно смеялся ржавый противный старикашка. Из щели резко выскочила клешня, схватив Данила за рукав. Он испуганно отпрянул, и на него тут же набросился высокий крепкий ходячий. Поскользнувшись, Данил упал на спину, и ходячий решил этим воспользоваться, бросившись в атаку. Но у Данила уже был свой приём на такой случай. Он ловким движением перекатил ходячего через себя и, вскочив на ноги, резким ударом вогнал лезвие покойнику прямо в лоб.

- Боже мой…, - выдохнул Данил, увидев лицо нападавшего. Он резко выдернул лезвие, и тело, упав сначала на колени, затем повалилось в грязь.

- Нет… нет…, - он присел рядом, с трудом сдерживая слёзы и дрожь, - Артём…

Данилу пришлось сделать над собой усилие, чтобы подняться на ноги. Шатаясь как пьяный, он вошёл внутрь. В доме было темно, но Данил увидел возле лестницы на чердак мёртвого ходячего с окровавленной рожей. Из его глаза торчала рукоять ножа Артёма…

****

Уложив почти сотню мертвецов, Артём увидел, что у него кончились патроны. Он с ненавистью и горечью посмотрел на разъярённое стадо трупов, которых, казалось, даже не стало меньше. «Всё кончено, - понял он, - Надо уходить отсюда, мы не отобьемся… Надо спасать девчонок».

Он быстро скатился вниз по лестнице, и мельком выглянул из двери. Ворота шатались и скрипели так, словно в них били стенобитным орудием. Он выругался про себя, и забежал в спальню.

- Кристина! Девчонки! Вам пора бежать! Слышите?! Мы не удержим лагерь! Отец Владимир! Отведите их… подальше отсюда. Я прикрою отход.

- Я никуда не пойду без Данила! – возмутилась Кристина.

- Сейчас не время припираться! – громко закричал Артём, - У нас тут полномасштабная задница! Проваливайте все отсюда на хрен я сказал!

Он выбежал из комнаты и закрыл дверь. «Надо забаррикадировать её», - вдруг мелькнула в голове безумная мысль. В этот момент раздался грохот – дубовые створки рухнули, не выдержав давления. Артём принялся торопливо стаскивать к двери скамьи и стулья, закрывая проход. Он и сам не понимал, зачем это делает. За спиной раздался рык, и парень резко повернулся, но не успел среагировать. Мертвец с ненасытной жадностью вцепился в руку, мозг обдало огнём боли, и Артём громко закричал. Он оттолкнул ходячего, зажав кровавую рану, но труп снова ринулся на добычу. Артём хотел отскочить в сторону, и быстро выдернул нож из-за пояса, но поскользнулся на собственной крови и упал. В проходе между печью и стеной было узко. Потеряв контроль над ситуацией, Артём пропустил укус в плечо. Ходячий выдрал из него большой кусок и победоносно забулькал. Из последних сил, он вогнал нож твари прямо в глаз, и стряхнул с себя ненавистную падаль. Бедный парень попытался быстро вскочить, но тут же резко упал, чуть не стукнувшись головой об лестницу. У Артёма ещё хватило сил доползти до двери и закрыть её…

****

Трясущимися руками Данил разобрал баррикаду и медленно вошёл в спальню. Здесь пахло словно в склепе… А на кровати, в луже крови и без левой руки, лежал Иван. Его глаза были полуоткрыты так, словно он собирался заглянуть себе в мозг, а в правой руке лежал пистолет. Вся подушка была в крови и серой жидкости. У Данила застучала челюсть, и затылок обдало ледяным дыханием. Ноги задрожали и ослабли. Медленно, словно во сне, он подошёл к кровати и протянул руку, чтобы дотронуться до холодного лба мертвеца. Ему казалось, что он заблудился в каком-то кошмаре, сине-серые краски вокруг размазались, а шум дождя напоминал помехи радиоприёмника. Закрыв Ивану глаза, Данил вдруг резко отдёрнул руку и отшатнулся к стене. Издав какой-то странный звук, похожий на стон или резкий прерывистый выдох, парень медленно осел на пол и закрыл лицо руками. Просидев так несколько мгновений, он вдруг вскинул красные от напряжения глаза, в висках застучала кровь, и всё его существо наполнилось страхом. Резко вскочив, Данил быстро рванул на задний двор…

****

Иван и Павел орудовали топорами стоя плечом к плечу. Мертвецы не кончались. Они всё шли и шли, протягивая вперёд свои мерзкие липкие лапы.

- Да когда же эти сволочи кончатся! – выругался Павел, рубанув по голове очередному трупу. Им приходилось шаг за шагом отступать к дому.

- Не трать силы на разговоры! – крикнул Иван тяжело дыша.

Дверь сзади них вдруг скрипнула и оттуда выбежала Настя. Она побежала к боковому забору и, перепрыгнув через него, наткнулась на ходячего. Убив его и ещё нескольких, девушка скрылась за соседним домом.

- Почему она побежала одна? – недоумённо спросил Иван.

Резкая боль выбросила из сознания все мысли. Иван автоматически отдёрнул руку, которую ему сильно оцарапал труп с маникюром, некогда бывший симпатичной женщиной. Увидев это, с криком: «Шлюха!» Павел с силой проломил ходячей череп.

- Быстрее! – истошно завопил Иван, - Нужно отрубить руку!

Он очень хотел жить. Парни отбежали почти к самой двери, и Павел посмотрел на Ивана со слезами.

- Давай! – заорал на него тот. Павел болезненно помотал головой и с размаху рубанул по вытянутой руке. Иван закричал от боли во весь голос, а Павел продолжал кромсать топором неподатливую плоть. Он смог отсоединить конечность от тела только с четвёртого удара. И на него тут же набросился один из мертвецов, но парню повезло – он умудрился оттолкнуть противника.

-Беги в дом! – заорал он, - Скажи, пусть сделают жгут!

Иван смог не потерять сознание, хотя всё тело ощущалось как сплошная адская боль. Он быстро ворвался в спальню, даже не выпустив топор из руки, и как подкошенный упал на пол.

- Боже мой! – выкрикнула Кристина и бросилась к нему, - Ваня! Ванечка!

- Жгут! Быстрее! – выкрикнул отец Владимир.

Они уложили Ивана на постель, из раны вовсю хлестала кровь. Перетянув культю, отец Владимир сурово сказал:

- Павлу понадобиться помощь. Посидите с ним.

Он подхватил топор Ивана и уверенным шагом вышел на улицу.

- Нет! Папа! Папочка! – закричала Лена и бросилась за ним.

- Стой! – грубо крикнула на неё Кристина, - Ты нужна здесь.

- Но… но что я могу?

- Ты должна присмотреть за Ваней. А я… пойду помогать Паше.

- Но это же…

- Вот, - Кристина вручила Лене пистолет, а сама выдернула из чехла нож Данила, - На всякий случай.

Она напоследок подошла к Ивану и нежно поцеловала парня в лоб.

- Передай… привет… Данилу…, - слабо выдохнул, на минуту придя в себя.

- Сам передашь, - грустно улыбнулась Кристина, - Я не прощаюсь.

И быстро выбежала из комнаты, пытаясь не разрыдаться. Оставшись с Леной наедине, Иван слабо зашептал:

- Лен… дай мне… пистолет…

- Что?! Зачем?

- Если я… умру… ты… сможешь? – глядя в её зелёные глаза, спросил он. Девушка жалобно заплакала и замотала головой.

- Нет… нет… нет, я не смогу!

- Вот… тогда дай… мне… Я смогу…, - Лена, дрожа всем телом, вложила пистолет в его холодную руку, и Иван еле заметно кивнул, а потом сказал:

- Вы с Кристиной… глупо… нужно было… бежать… с Настей…

- Я не брошу отца! – всхлипнула Лена, - А Кристина осталась ради Данила!

Иван слабо усмехнулся. «Как же тебе, дружище, повезло с девушкой», - подумал он. Силы быстро уходили прочь, словно пар изо рта. Безошибочное звериное чутьё говорило – тебе уже не выжить.

- Лен… отвернись…, - слабо попросил он, - Пока я… ещё в силах…

Лена уткнулась в стену и зарыдала в голос, она не верила в реальность происходящего. Ещё вчера вечером было так хорошо, так спокойно… Громкий выстрел прервал её, и девушка резко замолчала.

****

Попытавшись с лёту выбежать из спальни, Данил больно ударился об закрытую дверь. Она открывалась наружу, и что-то мешало выйти. Парень в безумной злобе стал давить на неё плечом, стеня сквозь зубы. Наконец отверстие между дверью и косяком стало достаточно большим, и Данил выскользнул наружу, упав в груду мёртвых мертвецов. Всё поле было усыпано телами так, что почти не было видно земли. Широко открыв глаза, Данил глядел на место сражения. Туман размывал краски, населяя окружение безмолвными призраками, и тихо плакал дождь. Пошатываясь, он поднялся на ноги и вдруг услышал сдавленное чавканье и рычание. Повернувшись налево, Данил увидел, что одинокая ходячая склонилась над телом несчастного отца Владимира и пожирает его плоть. Лицо священника было на удивление спокойным и умиротворенным. Он смотрел в небеса, слегка приоткрыв рот, словно увидел что-то удивительное…

Ходячая медленно повернула к Данилу свою измазанную внутренностями морду. Её некогда зелённые глаза теперь были прозрачно серыми, в них больше не блестела душа. Это была уже не Лена. Данила вдруг захлестнула штормовая злоба, он зарычал и с размаху рубанул ходячей по голове, разрубив череп пополам. На его рычание повернулись те несколько мертвецов, что ходили взад-вперёд по полю. Услышав их возбуждённое ворчание, Данил вскинул наполненный ненавистью взгляд и со сдавленным криком ринулся вперёд. Он яростно рубил направо и налево, пока не остался один посреди туманного поля изуродованных тел.

- Кристина! – неистово заорал Данил и заметался туда-сюда как сумасшедший, переворачивая тела и заглядывая в мёртвые лица. Всё смешалось в одну серую мрачную кашу, перед ним мелькали чужие судьбы, люди, страдания… Он мало что понимал, и только одна мысль стучала в его воспалённом мозгу. Он шептал:

- Сейчас… сейчас…

И продолжал быстро перебегать от тела к телу.

Кожа с лица была практически содрана и белки глаз выпучили взгляд, устремившись в бесконечность. Его рука была обглодана до костей, но до сих пор продолжала сжимать черенок топора мёртвой хваткой. Все внутренности были выкорчеваны наружу. Он не сдавался до последнего.

Увидев тело Павла, Данил резко выдохнул не в силах видеть такое. Из глаз тут же ручьём покатились слёзы и он горько и тяжело заплакал. Всё тело сильно трясло, ноги подкосились, и он подполз к своему другу на четвереньках, продолжая сотрясаться от рыданий.

- Брат… брат!

Он протянул руку, хотел дотронуться… но это было слишком страшно. Человек не создан для такого.

- Что же это… Как? Почему…, - выдыхал Данил, давясь от слёз которых даже не замечал. В его сознании снова резко воцарился невыразимый ужас и безысходность. Он резко вскочил на ноги и снова забегал по полю.

- Кристина! КРИСТИНА!

Его нож, тот самый, что он когда-то дал ей, торчал из головы какого-то уродливого мертвеца. Увидев его, Данил замер, весь трясясь. Не веря своим глазам, он медленно нагнулся и вытащил оружие из черепа ходячего. Его пустой взгляд устремился вперёд, белки глаз безумно блеснули в тумане. Дождь заплакал сильнее…

И Данил увидел её.

Она медленно ползла вперёд на правом боку, загребая единственной рукой и отвратительно шевеля кровавыми обрубками ног. В её блеклом взгляде не было ничего… Она тихо закряхтела, но голос был чужим.

- А-А-А-А!!! – Данила словно отшвырнуло назад, он спотыкнулся об мёртвую плоть и упал, выронив меч. В его мозгу словно что-то сильно напряглось, а потом щёлкнуло. Неописуемая, нечеловеческая боль ворвалась в сознание, сокрушая всё на своём пути, разрушая его существо, разбивая всех его идолов и кумиров. Уничтожая всё, чем он жил.

Инстинкт самосохранения не дал ему долго пробыть без сознания. Почти сразу он распахнул безумные глаза и, резко вскочив, с ужасом уставился на ползущее к нему тело.

- Нет, нет, нет, нет, - быстро закричал он и замотал головой, словно пытаясь что-то вытряхнуть оттуда. Слёзы кончились, остался только невыразимый кошмар и страшный озноб.

- Я не верю… Не верю! НЕ ВЕРЮ! – в исступлении завопил несчастный и быстро бросился вперёд, с диким криком вонзив нож в череп любимой. Выдернув лезвие, тяжело дыша, Данил отполз на несколько шагов и вдруг его затылок похолодел от ужаса ещё сильнее, покрывшись ледяными мурашками. В разорванной утробе шевелился не рождённый ребёнок. Его ребёнок. Данил страшно выпучил глаза и указал на мертвеца пальцем.

- Это… Что ещё… Я…

Младенец ходячий зашевелился ещё сильнее, чем привёл Данила в такое невыносимое состояние и неприятие происходящего, что он громко и надрывно заорал от мучений, схватившись за волосы. Этот кошмар слишком сильно затянулся. Он хотел скорее вырваться из него, покончить с этим, проснуться в её нежных объятьях…

- НЕТ! НЕ ВЕРЮ! НЕ ВЕРЮ!

В безумной агонии он принялся кромсать мёртвую плоть, пытаясь вместе с ней уничтожить и эту реальность. Всё вокруг перестало быть, абсолютно всё! Даже он сам. Всё, чем он был, что он любил, превратилось в ничто. Мощнейшее напряжение переполнило всё его существо. Данил с силой заскрежетал зубами, и громко прерывисто выкрикнул. Он поднял лицо к небесам, трясясь и пуская слюну, а потом упал крест-накрест на тело жены, лишившись себя. Пустота… Только одна лишь пустота…

****

- Вот, поверни здесь, - сказал Сергей. Андрей плавно выкрутил руль и, заехав на маленькую улочку, остановил свой Ланд Ровер.

- До этого места его отследили? – оглядываясь, спросил Андрей.

- Вроде да.

Они медленно вылезли из машины. Перед ними стоял дом – поверженная крепость. Вокруг лежали горы трупов, ворота были выбиты, забор лежал на земле…

- Да, тут была мясорубка, - осторожно ступая вперёд, тихо сказал Сергей.

- Идём, - Андрей достал пистолет и загнал патрон в патронник, - Данил должен быть где-то здесь.

- Думаешь, он жив? – неуверенно спросил Сергей.

- Это парень добрался из нашей общаги до Оренбурга. А оттуда – до Кушвы. Я уверен, он жив.

Они шли по двору, с сожалением и каким-то благоговением оглядываясь вокруг. Саван из покойников покрывал всё вокруг, в воздухе витало безутешное горе…

Они нашли его на заднем поле. Он лежал на теле изуродованной девушки, которая была ангельски прекрасна при жизни. Андрей и Сергей с жалостью переглянулись и подошли поближе. Данил не шевелился.

- Он там живой вообще? – тихо спросил Андрей.

Сергей нащупал у Данила пульс.

- Живой, - облегчённо кивнул он, - Давай. Помоги мне.

Двое парней с трудом подняли несчастного на закорки, и осторожно понесли к машине. Их шествие напоминало процессию с гробом, в котором усопший видит свои бесконечные холодные сны…

15. 09. 2014 г.




shablon-dokumentov-word-60.html
shabloni-detal-shablonv-dlya-tyag-ta-h-zdnannya.html
shabloni.html
shag-1-balzam-dlya-gub-nanesite-na-gubi-dajte-vpitatsya-cena-500.html