ШАГ 2. ГАРДАРИКА - СТРАНА ГОРОДОВ


«Курган - холм, горка; насыпной холм, древняя моги­ла, могилище» - читаем в «Толковом словаре живого ве­ликорусского языка» нашего выдающегося земляка Вла­димира Ивановича Даля.

Моё знакомство с целой системой, на первый взгляд не связанных друг с другом, курганов началась с величе­ственного колычевского кургана (фото 7).

Своё название он получил от находящегося рядом на за­метном возвышении старинного села Колычево. А впервые узнал я о его существовании из работы известного нижего­родского краеведа и литератора Александра Серафимовича Гациского под названием «На Сундовике, в Жарах «на Сити, на реце». В первой части своего повествования автор расска­зывает об экспедиции, участником которой он был, посвящённой изучению вышеупомянутого колычевского курга­на. Экспедиция состоялась в мае 1887 года. Подробно об этом можно прочитать в книге А. Гациского «Нижегородский летописец», вышедшей в серии «Нижегородские были» из­дательства «Нижегородская ярмарка» в 2001 году. Остано­вимся на некоторых местах рассказа автора об исследовании кургана: «Расположено Колычево замечательно красиво, на горке, омываемой с одной стороны (юго-западной) речкой Кирилкой, в тихие воды которой смотрятся роскошные ивы и вётлы, через которую грациозно переброшен мосточек, не­подалёку от мельничной плотины, а с другой (юго-восточной) спускающейся на обширную Луговину, почти в центре кото­рой стоит громадный холм, так называемый колычевский курган, и другой поменьше, на запад от большого; луговина с трёх сторон окаймлена водами речки Кирилки и реки Сун- довик; на краю горки, господствуя над окрестностью, с ви­дом на холмы, точно на зелёном роскошном блюде стоящие, на Кирилку по правую руку, на Сундовик - по прямой ли­нии и расположенное за Сундовиком, при впадении в него с
противоположной стороны речки Кирилки, живо­писно разбросан­ное, также по гор­кам и пригоркам, село Сёмово - сто­ит колычевская церковь. Всё это было очарователь­но при последних лучах заходящего Фото 7. Величественный колычевский солнца». курган

В дальнейшем автор приводит отчёт своего спутника профессионального геолога Николая Михайловича Сибирцева, выписка из ко­торого предлагается вашему вниманию.

«Нам кажется, что тёмный верхний слой (кургана) в тех местах, где он особенно толст, должен считаться на­сыпным или нанесённым. Может быть, конечно, что бы­строе утолщение его к юго-западному склону холма за­висит отчасти от осыпания, но присутствие черепков и углей ясно указывает на действие руки человека; то же подтверждается рыхлостью этого слоя и скоплением его близ одного только западного, юго-западного края верх­ней площадки. Насыпной слой покрылся впоследствии дерном, почему верхний горизонт его принял более интен­сивную окраску и структуру чернозёма. Надо заметить, что дерновая почва верхней площадки вообще темнее, чем серые суглинки окрестных местностей, что также указы­вает на давнее и энергичное накопление в ней органиче­ских остатков (близость человека)...

Несомненно, что колычевский бугор, ныне одиноко воз­вышающийся среди луговой низины, некогда составлял одно целое с высотами, на которых расположено село Ко­лычеве; речки Сундовик и Кирилка отмыли его от общего

массива и, неоднократно переменяя своё русло, обтекая бу гор то с одной, то с другой стороны, удаляясь от него и снов* к нему приближаясь, придали ему очертания округлённо- пирамидального кургана. Местные жители показывают старое русло Кирилки с северо-западной стороны холма, между ним и селом Колычевым, тогда как теперь речка те­чёт с юго-западной и южной стороны кургана; кроме того, на лугу, между Сундовиком и колычевским бугром, видно русло, большею частью сухое, представляющее побочный рукав Сундовика. Эти следы старых течений дают нагляд­ное доказательство изменяемости русл обеих речек, между которыми стоит в настоящее время колычевский курган».

В этой же записке, только несколько выше, Н. М. Си­бирцев отмечает: «...и до сих пор воды Сундовика, разлива­ясь в весеннее половодье по лугу, доходят с юго-восточной стороны до основания кургана».

Заметьте, что только в весеннее половодье и только до основания кургана. Причём сохранились следы старого русла с северо-западной стороны холма. Но чтобы под­няться до этого старого русла, вода должна была занимать высоту более 85 метров над уровнем моря!

В этом случае уровень сегодня небольших речек Сундовик и Кирилка должен был подниматься во время ве­сеннего разлива как минимум на пять метров от своего обычного состояния, что представляется маловероятным.

Вернёмся к ещё более неожиданному и очень интересно­му месту рассказа А. С. Гациского: «...в ...период молодости, когда я только присасывался к изучению моего дорогого Нижегородского Поволжья, вычитал я у Е.К. Огороднико- ва («Список населённых мест», выпуск XXV, Нижегород­ская губерния, С.-Пб., 1863, с. XXI предисловия), что мест­ность болгарского города Ошлюя (Ошел, Ашель), полагают, находилась вниз по течению Волги, там, где в неё впадает речка Кирилка, на которой по «Списку», стоят селения: Смолино (№ 501), Кожино (№ 3571) и Починок (№ 3571); это показание занесено мною, без «проверки в натуре» в «Нижегородку» (стр. 20 издания 1877 г.), а потом уже, слу­чайно проверяя его для других целей по карте, я убедился, что оно не верно, так как речка Кирилка впадает в Волгу... лишь посредством впадения в последнюю Сундовика...»

Давайте попробуем разобраться в этой «ошибке». Она появилась из издания Центрального статистического коми­тета под названием «Список населённых мест» под редак­цией Евлампия Кирилловича Огородникова, творчеству которого А. Гациский посвятил очерк. Обратимся к нему.

«Статистико-географические работы свои Евлампий Ки­риллович соединял и с тесно связанными с ними занятиями по историко-географическим исследованиям... Наибольшая доля труда, по работам Евлампия Кирилловича в Централь­ном статистическом комитете, была положена им на состав­ление и обработку «Списка населённых мест» - издания, представляющего крайне ценный материал не только по статистике, но и по этнографии и исторической географии...

Почти со времени основания Географического обще­ства была поднята в нём мысль о необходимости разработ­ки, наряду с другими историко-географическими материалами, весьма важного, общеизвестного, но почти не ис­следованного памятника географических трудов наших предков, так называемой «Книге Большому чертежу»...

Первоначальное намерение общества клонилось к тому, чтобы восстановить утраченную древнюю карту России по дошедшему до нас, в различных списках, тек­сту «Книги Большому чертежу», но затем возникло впол­не естественное желание определить, по возможности, источники, послужившие для составления карты и посте­пенно делавшихся в ней исправлений и пополнений.

Придавая «Книге Большому чертежу» значение рус­ской географической хроники, сложившейся разновремен­но, говорится в одном из протоколов отделения этнографии Географического общества, Евлампий Кириллович, по­средством разложения текста книги на основании летопис­ных указаний и данных, встречаемых в старинных актах,

имел в виду доказать возможность открытия признаков текста первоначального, и таким образом приблизиться к разрешению вопроса о времени появления чертежа...»

Как видим, Е. К. Огородников, являясь опытным иссле­дователем и авторитетным уважаемым учёным, имел воз­можность изучения старинных актов, летописей, а также знаменитой «Книги Большого чертежу», откуда, вероятно, и появилась «ошибка». Возможно, что «ошибка» попала в «Список населённых мест» из какого-то другого старинно­го документа, который исследовал учёный. В любом случае неизвестный источник описывал географию времени этого документа и, поэтому, никакой «ошибкой» не являлся. И документ этот был настолько древним, что описал место и время, когда речка Кирилка действительно впадала не в Сундовик, а непосредственно в Волгу или, точнее, в залив «моря-окияна», оставив нам свидетельство о том, что уро­вень высоты вод древней Волги составлял более 85 метров над современным уровнем моря и Волга (Русское море) име­ла совсем иную акваторию (схема 2).

Старое русло реки Кирилки, протекавшей когда-то между селом Колычевым и курганом, упомянутое в отчёте Н. М. Сибирцева, является береговой линией древней Вол­ги (Русского моря), которая и омывала со всех сторон инте­ресующий нас курган.

Аналогичный вывод делает и сам А. Гациский: «...я по­лагаю, что в районе нынешнего села Колычева и его пой­мы, на котором стоят оба холма, когда омывающие колы- чевскую гору (на которой стоит село) воды Кирилки, не говоря уже о водах Сундовика, были обильнее, когда все три реки, быть может, текли в своих древних берегах, ког­да не только на окрестных возвышенностях, но и на пойме, у подножия колычевской горы, росли богатые леса (старо­ста рассказывает, что у этого подножия, на северной части поймы ещё не так давно рос частый лес, из которого, даже строена церковь; кстати: теперь вешними водами Сундо­вик заливает только луг на юг от холма, между холмом и



колычевской горой воды не бывает), жили народы доисто­рические, которые, воспользовавшись природным громад­ным холмом, занимали своим жильём и его вершину, а занимая её, оставляли после себя и следы, хотя и весьма скудные, в виде черепков, костей и углей».

Что же это за доисторические народы? Дикие полулюди- полуобезъяны, лазающие по курганам в силу тривиально­го любопытства? И от начала какой истории они оказались «доисторическими»?

Или мы всё-таки признаемся в своём невежестве и осозна­ем, что сохранившиеся до наших дней следы и артефакты - это следы неизвестного нам сегодня народа, незнакомой нам сегодня древней цивилизации. А следов не так уж и мало.

Совсем недалеко от колычевского кургана, в пятнадца­ти километрах вниз по реке Сундовик, на высоком живо­писном возвышении под названием Оленья гора находятся остатки древнего городища. Отсюда, с его сохранившихся земляных валов, открывается великолепный вид на за­ливные луга, на саму Волгу, заволжские дремучие леса и на знаменитый своей былой ярмаркой, похожий на огром­ный белый пароход, Макарьевский монастырь.

Сегодня городище на Оленьей горе стоит в нескольких ки­лометрах от Волги. Попробуйте объяснить, зачем так далеко от судоходной реки было основано это поселение? Из-за сомни­тельной безопасности или из-за глупости, которая заставляла держать корабли за три километра от города и возить грузы по грязной, размываемой половодьями пойме? Тот же Мака- рий был поставлен на самом берегу Волги, что обеспечило ему процветание и богатство, а древний город на Оленьей горе по­терял не только свою былую славу, но даже не оставил потом­кам своего имени. Думаете, что «доисторические» строители были глупее «исторических»? Позвольте усомниться.

Объяснение одно. Оба города были основаны на берегах водоёмов. Макарий - на берегу современной Волги. А горо­дище на Оленьей горе за многие и многие сотни лет до него на берегу древнего Русского моря!

Выше мы выяснили - для того, чтобы речка Кирилка впадала непосредственно в Волгу (Русское море) и чтобы колычевский курган омывался со всех сторон водами, то есть являлся островом, абсолютная высота воды омываю­щего его водоёма должна была составлять не менее 85 м.

В этом случае всё встаёт на свои места. Замеры высот подтверждают однозначный и сенсационный вывод - го­род на Оленьей горе с трёх сторон омывался Русским мо­рем, а с тыла охранялся прорытым и заполненным водой этого же моря каналом. Он имел отличное стратегическое значение, контролируя вход в удобную и длинную бухту.

Вообще, к этому, чудом оставленному нам стихией и временем городищу, а в прошлом видимо очень значи­тельному для наших предков городу, необходимо при­смотреться внимательнее. Даже сегодня этот древний город (точнее то, что от него осталось) внушает уважение и удивление своей грандиозностью, продуманностью и угадываемой былой архитектурной красотой. С северной, обращённой к современной Волге стороны, город был защищён высоким неприступным валом (фото 9).

Этот вал служил защитой не только от кораблей не­приятеля, но и от разбушевавшихся волн, рождаемых хо­лодным и злым север-

ным ветром. Вал на востоке завершается самой высокой точ­кой города - насып­ной башней, откуда открывается велико­лепный вид на всё За­волжье, саму Волгу и уходящую вправо от Лысой горы доли-

ну. кяк ппелполягяют

геологи, реки Пра- Сундовика.

Однако долина эта размыта совсем другой, более мощной и полноводной рекой. И река эта, текшая когда-то навстре­чу Сундовику, в обратном реке Волге направлении течения, носит название Сура. Именно здесь, зажатое между Оленьей и Лысой горами, проходило её древнее русло (схема 3). Этот факт ещё более упрочивал значение города на Оленьей горе.

С запада вдоль всего вала был прорыт сквозной канал (фото 10), который окончательно отделял город от суши. Он был вырыт ниже уровня окружающей город воды Пра- ! моря и превращал его в неприступный рукотворный остров. Именно этот канал-ров может служить нам для более точ­ного замера уровня вод сказочного Русского «моря-окияна».

Исходим из того, что ров, чтобы выполнять своё обо­ронительное предназначение, должен был быть заполнен водой не менее чем на 2-3 м. В этом случае его не могли преодолеть конники или воины в тяжёлых доспехах и с [ тяжёлым оружием.


Высота дна канала, замеренного прибором ОАКМШ - СР8тар60С8х, показали её максимальную величину равную 106 метрам над уровнем моря, которая нахо­дилась в северной части канала. В южной части канала навигатор показывал высоту его дна от 79 до 89 метров. Ввиду наклона всего полуострова, на котором находится городище, с севера на юг, можно предположить, что сне­говые и дождевые воды, размывая высокие крутые берега ныне сухого канала, постепенно замывали его в северной части. В южной же части вода скатывалась в сторону на­клона к Сундовику, постепенно размывая древний канал и образуя своеобразный овраг. Обойдя по периметру низ­кую, южную сторону городища, с помощью того же высо­томера были сделаны замеры высот, основания древних валов с внешней стороны. Значения этих высот колеба­лись в пределах 82-90 метров над уровнем моря. Даже эти примерные замеры позволяют определить уровень воды древнего Русского моря с точностью до нескольких метров, который, как мы видим, составил величину 85- 87 метров.

Комментарий

Интересно отметить, что города и посёлки, нанесён­ные на данную карту, имеют, возможно, очень древнюю «до­потопную» историю. Например, название посёлка Воротынец может указывать на место возвращения древних мо­реплавателей, ошибочно попадавших вместо русла Суры в тупиковое, не имеющее выхода в Волгу, русло реки Чугунки.

Город Василъсурск, скорее всего, имеет более позднее происхождение, так как его название связано с Сурой, ко­торая в древности рядом с городом протекать не могла.

Ещё раз хочу отметить, что город на Оленьей горе был морским, то есть стоявшим на берегу водоёма, был окружён со всех сторон водой, плескавшегося когда-то здесь Русско­
го моря и являлся торговой и порто­вой крепостью на­ших предков. О его торговом значении, связывающем и Ев­ропу, и Индию, и Китай, и Средизем­номорье, и Персию, говорит позднее по­явившаяся рядом и существовавшая до начала XIX века, знаменитая Макарьевская ярмарка. Конечно, неспроста возникла она на новом, но также выгодном по расположе­нию месте намного позднее, после того, как город на Оле­ньей горе был разрушен, а вода ушла от его стен на несколь­ко километров к северу. Новое место ярмарки оставалось удобным географически и продолжало привлекать куп­цов и путешественников со всего света, служа своеобраз­ным мостом между Западом и Востоком, между Севером и Югом, оставаясь очень важной отправной точкой годового торгового цикла и водной навигации всей древней мировой единой цивилизации (или всё-таки разрозненных локаль­ных цивилизаций?).

Примерно посередине западного вала через заполнен­ный водой ров был организован сухопутный выезд на ма­терик, возможно, оборудованный подъёмным мостом.

С юга город как бы спускался к спокойной бухте, омы­вающей город с южной, закрытой от северных волн и ве­тра, стороны. Здесь были устроены удобные причалы для лодок и кораблей. Несколько глубоких оврагов, видимых сегодня на этом южном берегу города, говорят о возможно прорытых прямо в город корабельных каналах (фото 11).

Вероятно, что после захода в них кораблей, входы в кре­постной стене закрывались решётками и цепями.

Вообще, городище на Оленьей горе скрывает ещё много неожиданных тайн. Его комплексное изучение принесёт множество важных для истории России открытий. Но, ви­димо, всему своё время.

На юго-восточной оконечности городища можно видеть сохранившийся курган (фото 12). Возможно, здесь находи­лась круглосуточная стража пришвартованных кораблей. Отсюда же был хорошо виден, уже известный нам, колычевский курган!

Как мы выяснили ранее, он был окружён со всех сторон водами, то есть являлся небольшим островком. На нём в не­погоду или ночью зажигали огонь, который указывал путь кораблям внутрь бухты и далее, к существовавшему, по пред­положению историков, где-то в этих местах, легендарному городу, который у волжских булгар позднее носил название Ошел и о котором, как сказано выше, упоминал Гациский.

Из всего вышесказанного следует, что колычевский курган не что иное, как настоящий навигационный остров­ной маяк!

Об удивительно активной и продолжительной связи в не­ведомом прошлом между городом на Оленьей горе и колычевским курганом (так же как и их связи с южными и (или) юго-восточными землями) дополнительно говорит тот факт, что на сохранившихся валах городища и на вершине кургана сегодня произрастает степной ковыль. То, что «в Нижегород­ской губернии около Лыскова на Оленьей горе под 56 граду­сом северной широты растёт степной ковыль», с удивлением отметил ещё в конце XIX века упомянутый выше знамени­тый учёный-почвовед В. В. Докучаев. Но точно такой степ­ной ковыль «точечно» растёт на южном склоне колычевского кургана и не встречается нигде в округе. Если заглянуть в «Красную книгу» РСФСР, то в ней можно прочитать об ареа­ле распространения степного ковыля следующее: «В РСФСР (ковыль) имеет обширный ареал, состоящий из двух нерав­ных фрагментов, объединённых казахстанской частью ареа­ла. В одну из них - восточную - входят бассейны верхнего те­чения Оби и Енисея, в том числе нижний и средний пояса гор Алтая и Западного Саяна, в другую - западную - степные и лесостепные районы РСФСР от верховий Северного Донца в Белгородской области и Нижнего Дона до Среднего Иртыша.

В северо-западной части ареала имеются ещё изолиро­ванные местонахождения этого вида в окрестностях горо­да Сергач в Горьковской области».

Город Сергач, так же как и город на Оленьей горе, был удобно расположен на берегу залива Русского моря, через который проходила важная стратегическая водная дорога древности (схема 3).

«Изолированные», «локальные», «точечные» места произрастания степного ковыля в северных районах, не­привычных для этого теплолюбивого вида, говорят о его искусственном и случайном переселении, связанным с де­ятельностью человека.

Откуда переселился и зажил своей жизнью степной ковыль в современной Нижегородской области остаётся только предполагать. Если степной ковыль сумел

приспо-


собиться к крепким северным морозам, то, скорее всего, он переселился из мест, где морозы не редкость.

Самая северная часть ареала степного ковыля, как мы узнали выше, приближается к 56 градусам северной широ­ты в районе верхнего течения Оби и Енисея. Не оттуда ли перебрался на Оленью гору, колычевский курган и в окрест­ности города Сергач неожиданный гость? В любом случае, существование локальных популяций степного ковыля на обжитых ещё с древних времён человеком и удобных для водных путешествий местах, пусть косвенно, но говорит в пользу активного общения народов той древней, далеко не локальной цивилизации. Это указывает на значительные и стабильные контакты между людьми, находящимися в ты­сячах километрах друг от друга, для чего были необходимы и единый язык общения, и единые нормы поведения, и раз­витое безопасное судоходство. Вот вам и «доисторические народы»! Если у них нет истории, то это не их, а наша вина.

Есть ещё один сохранившийся ров и вал на берегу со­временной и, конечно, древней Волги. Это фортификации


Фото 14. Дома по привычке жмутся под прикрытие древнего вала

бесспорно грандиозного городища, находящегося на тер­ритории современного города Городеца (фото 13, 14).

Замеры глубины рва, замечательно сохранившегося в юго-восточной части городища (около деревни Абросиха) показывают удивительно совпадающие с «Оленьим горо­дищем» значения. Их величины колеблются от 85 до 93 м над уровнем моря (среднее значение 89 м)!

Конечно, высота вала, его внушительные размеры и древняя основательность «Городецкой земляной крепости», судоходная ширина его рва не могут сравниться с городи­щем на Оленьей горе. Но и разрушение вала (и, как след­ствие, обмеление рва) временем и активной деятельностью человека в городе Городце более внушительно, чем на «Оле­ньей горе», из-за чего разница рассматриваемых современ­ных глубин рвов в два-три метра не является значительной. Высота воды в древнем море во время процветания обоих го­родов наших предков составляла, как мы уже отмечали, 85- 87 м над уровнем современного моря. Глубины рвов у обоих городищ, находящихся друг от друга по прямой на


расстоянии более ста двадцати километров и, к тому же, на разных берегах реки, могут совпадать только в случае, если вода древней акватории этой реки заполняла эти рвы, охраняла и омывала со всех сторон берега этих древних городов. То есть оба рассматриваемые нами древних города были осно­ваны на берегах одного и того же таинственного водоёма - Русского моря. Это факт, который трудно оспорить.

А так как исчезновение Русского моря, как мы выясни­ли ранее, напрямую связано с библейской историей о Все­мирном потопе, то города эти были основаны до этого траги­ческого события. Если выражаться буквально, то это - «до­потопные» города в самом сердце современной России. Не правда ли, что это несколько меняет общепринятую исто­рию нашей с вами Родины.

Позволю себе ещё одно замечание. На приволжских землях России существует немало древних селищ и горо­дищ, но не одно из них не находится на высотах ниже 85 метров. Никто не селится и не строится под водой, разве только водяные и русалки.

Отсюда можно сделать ещё один логичный вывод. Пер­вые древние («допотопные») города и поселения строились и развивались на берегах удобного для сообщения и бога­того рыбой древнего водоёма, которым являлось Русское «море-окиян». Уровень воды его акватории составлял при­мерно 87 м. Значит, древность города, время его основания предварительно можно определять по его геологическому или географическому положению (конечно в бассейнах рек современных Черноморского, Азовского, Каспийского и Аральского бассейнов). Если данные поселения (их историче­ские центры) находятся на абсолютных высотах 85-90 м, то, скорее всего, они основаны до исчезновения древнего моря, а если их высоты ниже, то основаны селения значительно позже. Поэтому, используя в качестве определения времени основания того или иного города только летописные дан­ные, мы сознательно искажаем собственную историю. Опи­раясь на те или иные летописи, мы можем только узнать о возникновении относительно новых городов или возрожде­нии (использование старых территорий) древних. Сама же история этих древних («допотопных») городов требует более глубокого внимания и изучения.

Это история нашей Родины, это история нашего наро­да, это наша история!

Вернёмся к теме древних курганов. Существует ещё несколько, как можно предположить, курганов-маяков для навигации кораблей в древней волжской акватории на территории современной Нижегородской области.

Курган около села Межуйки, сегодня закрытый от глаз лесом, находился на острове у левобережья древней Волги. Он также служил маяком для кораблей и прекрас­но просматривался с Оленьей горы и с воды на многие ки­лометры. Причём даже сегодня курган этот стоит внутри еле заметного, но сохранившегося городища (фото 15, 16).


Два кургана, расположенные по обоим берегам речки Шелокши или Старой Кудьмы, указывали створ для про­хода кораблей к поселениям, которые находились на бере­гах удобного волжского залива. На левом высоком берегу речки от кургана остался еле приметный холм. Зато на пра­вом берегу сохранилось не только основание кургана, но и сложные, состоящие из нескольких частей правильной прямоугольной формы земляные сооружения (фото 17, 18).

Эти, чудом сохранившиеся до сегодняшнего дня сле­ды древневолжской навигационной системы, указывают на развитый флот и продуманную оборонительную систе­му, состоявшую из прибрежных укреплённых городов. В глубине заливов, защищённые от ветров и непрошеных гостей, находились торговые города и поселения с удобны­ми портами для загрузки и выгрузки хлеба, тканей, строи­тельных материалов.

Стоит напомнить, что к следам «доисторических народов», кроме «черепков, костей и углей», следует отнести и источник


информации с «ошибкой», которую привнёс Е. К. Огородни­ков из какого-то древнего документа. Этот документ, как мы выяснили выше, был создан во времена, когда «ошибки» не было, и река Кирилка действительно впадала непосредствен­но в море. И создан этот документ (скорее всего карта или схе­ма) теми самыми «доисторическими народами».

Но если существовала торговля, имелся флот, позволя­ющий плавать как по рекам, так и по морям, действующая и обслуживаемая система навигации (нанесённая на кар­ты!), грамотно поставленные для обороны города и торго­вые поселения - значит, всё это планировалось и руково­дилось из одного центра, то есть было объединено в единое государство. Государство «доисторического народа». Госу­дарство народа с потерянной историей!

Былинная, сказочная, удивительная страна! Потерян­ная страна наших с вами предков на берегах потерянного Русского «Моря-Океана» с кратким и звучным названием - Русь! Русь изначальная!


В Европе эту страну называли Гардарикой - страной ты­сячи городов. Само название - «Гардарика» - очень интерес­но тем, что несёт в себе дважды корень «ар», который указы­вает на присутствие ариев. Это же слово легко трансформи­руется в слово «тартар» - конец света, ад и в словосочетание «Гора Арарат» - начало нового мира по версии Библии.

Хотелось бы отметить ещё одно наблюдение. Река Вол­га ниже Нижнего Новгорода является как бы границей между двумя природными зонами: лесостепи и хвойно- широколиственных лесов, которые на севере области переходят в тайгу. Эти леса на левобережье Волги часто называют борами. Отсюда, для жителей южного степного правобережья лесное левобережье было северным или бо­ровым. То есть слова «бор» и «север» являются в данном случае практически синонимами. Город Бор находится за Волгой, на север от Нижнего Новгорода. Про жителей Бора говорят: «Живущие на Бору», а не в Бору, как долж­но быть правильно. Здесь Бор имеет значение «север», поэтому «живущие на севере» - «живущие на бору». Это местное название жителей севера самым непредсказуе­мым образом отозвалось в эллинском слове «Борей» - се­верный ветер, а затем перешло в название загадочного на­рода «гиперборейцев» - живущие за северным ветром.

То есть все люди, живущих к северу от границы-межи- Волги в среднем её течении - гиперборейцы!




sfera-deyatelnosti-predpriyatiya.html
sfera-ispolzovaniya-kancelyarizmov.html
sfera-pedagogicheskih-vozzrenij-kak-oblast-razvitiya-gumanisticheskih-idej-o-cheloveke.html
sfera-primeneniya-norm-o-transportnih-dogovorah.html